Почему неправильные глаголы являются неправильными?

Кошмар студентов и школьников и вообще всех людей, изучающих иностранные языки, — неправильные глаголы. Почему остальные глаголы спрягаются логично и одинаково и запоминаются легко, а эти … одно слово — неправильные?..

Кто в школе не ломал голову над тем, отчего английский инфинитив to be (быть, являться) в настоящем времени звучит как is (притом во множественном числе почему-то are), в обычном прошедшем времени (Past Simple или Past Indefinite) превращается в was, а в так называемом перфектном — в been? Формы, совершенно непохожие одна на другую, — и таких, к огорчению учащихся, в английском языке почти триста.

К слову сказать, подобная картина наблюдается не только в английском, а в большинстве романских языков. В немецком около двухсот неправильных глаголов. Тем, кто захотел прослыть интеллектуалом и выучить латынь, этих ужасных глаголов придется зазубривать почти тысячу. Не намного легче придется и поклонникам итальянского: в этом языке неправильных глаголов более четырехсот. Во французском и испанском их поменьше — 81 и 46 соответственно. Неправильные глаголы есть и в каталонском диалекте испанского (который ныне претендует на звание отдельного языка), и в португальском языке, и в румынском, и в новогреческом.

На неправильные глаголы жалуются даже сами носители языка: эти вредные словоформы плохо запоминаются, заставляя делать орфографические ошибки в диктантах и письмах. И всех занимает вопрос: откуда эти глаголы, такие «неправильные», взялись? И почему веками сохраняются в языке, не «подделываясь» под общие правила?

Пристальным изучением этого вопроса занялись ученые из Оксфордского университета в Великобритании. Они не поленились свести все неправильные глаголы из 80 романских языков в единую базу. В течение четырех лет профессор Мартин Мэйден и его коллеги с факультета средневековых и современных языков анализировали, как образовались нерегулярные глаголы и что помогло им выжить.

Неправильные глаголы — сохранившиеся в структуре языка следы исторического прошлого. К такому выводу пришли исследователи. К примеру, в английском языке глаголы, которые спрягаются иначе, чем остальные, — осколки староанглийского. Дело в том, что язык Британии VI-XI веков сильно отличался от привычного нам современного английского. Тогда эту территорию населяли осевшие потомки германских завоевателей, а также местные бриты и кельты и потомки смешанных браков трех этих народов. Однако в 1066 году престол Англии захватил Вильгельм Завоеватель, потомок норманнов — офранцузившихся викингов. Он начал насаждать коренным жителям франкоподобный норманнский язык, куда более простой, чем староанглийский. Вильгельм сделал свое родное норманнское наречие официальным языком и приказал составлять все документы лишь на нем.

Из-за его вмешательства английский язык в течение нескольких последующих веков существенно упростился. Однако знатные люди еще долгое время брезговали изъясняться на столь упрощенном наречии, называя его «языком простолюдинов» и сохраняя верность староанглийскому. Они-то и сберегли для нас множество непривычных уху и глазу глагольных форм времен Беовульфа… Остается лишь представить английский язык, состоящий сплошь из неправильных глаголов, и поблагодарить норманнов!

Так история оставляла свой след в языке. Но ученые обнаружили и обратный механизм образования нерегулярных форм: «неправильность» становится настолько привычной, что ее начинают применять и к другим глаголам. Изучавшие какой-нибудь из европейских языков могут вспомнить целые группы неправильных глаголов, спрягающихся похожим образом. К примеру, в разных формах французского глагола mourir (умирать) ou заменяется на eu: je meurs — «я умираю», но nous mourons — «мы умираем». На ранних стадиях развития языка происходили изменения, и разные формы глагола остались в современном французском в различных видах. Однако позже эта, казалось бы, нелогичная схема спряжения закрепилась и стала использоваться с другими глаголами, не имеющими подобного «исторического прошлого». Так произошло с глаголом aller («идти»): «я иду» — je vais, но «мы идем» — nous allons.

Любопытный факт: эти «альтернативно спрягаемые» глаголы называют неправильными только в русском языке. В английском они — сухо, без эмоций — «нерегулярные», а в немецком и вовсе «сильные».

Но, как бы их ни называли, неправильные глаголы дали оксфордским ученым обильную пищу для размышлений. «Некоторыми разновидностями романских языков лингвисты просто пренебрегают, — например, румынским языком или диалектом французского, на котором говорят на атлантическом побережье Канады. А между тем они представляют огромный научный интерес», — утверждают профессор Мэйден и его коллеги. По результатам нынешних открытий они написали целую книгу, которая будет опубликована в 2012 году.

Источник: pravda.ru

Изучайте еще...